Елена Осипова
История о том, как живёт человек, которому не всё равно
Елена Осипова
История о том, как живёт человек, которому не всё равно
Елена Андреевна живёт в коммуналке, в комнате, поделённой перегородкой. Одна часть жилая, в другой кладовка. С соседями Елена Андреевна старается не встречаться. Минимум комфорта и почти никаких надежд на улучшение.
Елена Андреевна не даёт себе времени даже на то, чтобы болеть. Переживает, что не успевает попасть на очередную выставку, или, бывает, забудет. Обрадовалась, когда я подарила ей ежедневник.

Когда я прихожу в гости, Елена Андреевна кормит меня ужином:
«Салфетки. Помидоры туда кладу, конечно, лук. Много тоже этого нельзя, баклажаны, наверное, понемножку можно. Главный стол съедобный занят сегодня, только поставлю чайник, опять какое-нибудь мероприятие».
«Я была двоечницей по математике, меня только за рисование прощали, тройку ставили, потом, слава Богу, в училище поступила, там уже никакой математики не было. Но там другое было. С третьего курса училища я хотела уходить в медицину, Солженицына начиталась, на меня как-то это всё повлияло, ну и мама у меня была медик, и у меня были такие идеи - лекарства разрабатывать и всё такое. Читала «Раковый корпус», это первое, что я и прочитала у Солженицына».
Однажды, в тот год, когда был Норд Ост, я написала картину: деревья, окно, фигура в чёрном - женщина в шали. В тот год именно так было - снег на жёлтых, ещё не опавших, листьях и вороны чёрные. Это был единственный такой год, именно тогда рябина красная у меня стояла на окне, получилось, как будто пятнышки крови на раннем снегу.
Мужчины на картинах Елены Андреевны похожи на сына, умершего в 90-е. Вещи сына, его кровать, всё на своих местах. Внучка подросла, - заходит в гости сама, раньше невестка препятствовала встречам.
Выхожу из Гостинки, неподалеку от перехода стоит Елена Андреевна, в руках плакат. Ветер, мокрый снег. Замерзаю почти сразу, Елена Андреевна в легком пальто. Признаётся, что холодно, но уходить не собирается. Греемся в метро.

«Холодно, а этим просто лень выйти из своей конуры!»
«Я боюсь, как бы они не "зажилили"»
Елену Андреевну не раз забирали в «кутузку», угрожали, запугивали, рвали плакаты. А её, кажется, это совсем не волнует. После одного из задержаний:

«Жалко очень, что плакат отобрали: я задумала картину делать, а это был как эскиз. Я боюсь, как бы они не "зажилили". Сказали бы, что им нужно, я бы обязательно сделала копию, нет, надо обязательно красть!».
«Тогда я была с птицей, стояла с птицей, «Россия без Путина»: мирная Россия, которую никто не боится. А в этот раз я сделала «Сиреневую Революцию». И все спрашивали: а почему сиреневая, да потому что последняя акция молодёжная на Марсовом поле была когда, цвела чудесная сирень. Это была такая красота, я на всю жизнь запомнила. Этот аромат сирени, дождик шёл, это было так здорово. Я картину пишу, это новый символ России будет – куст сирени, большой будет на чёрном фоне. На месте той рябины будет куст сирени».

Проект подготовлен в рамках курса С.Я. Максимишина в фотошколе "Цех", Санкт-Петербург.
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website